Маг, философ, эзотерик, смотрящий. (mrvodorosel) wrote,
Маг, философ, эзотерик, смотрящий.
mrvodorosel

Category:

Убийство на ферме

1484210045126425472.jpg

Решил запостить еще одну мрачную, но реальную историю!
Хинтеркайфек — небольшая усадьба, располагавшаяся между баварскими городами Ингольштадт и Шробенхаузене (примерно 70 км к северу от Мюнхена), которая стала местом совершения одного из самых странных и загадочных преступлений в истории Германии. 4 апреля 1922 года все шесть обитателей фермы были найдены жестоко убитыми. Убийство осталось нераскрытым до сих пор!
Таинственные убийства Груберов на ферме Хинтеркайфек
С 1912 года местность, в которой находился этот городок, стал огромной и самой настоящей империей, главным занятием которой было выращивание спаржи. Местная спаржа была настолько популярна среди жителей Германии, что многие базары, магазины и лавки заказывали спаржу исключительно из этих районов. Одним из таких многочисленных угодий была ферма Хинтеркайфек, которая находилась в 6 км от городка Шробенхаузен.
Сейчас Хинтеркайфека не существует – после страшной трагедии, которая здесь случилась, в 1923 году ферму полностью сравняли с землей. Также, до сегодняшнего времени точно не удалось установить – кто построил эту ферму и когда. Известно точно, что она уже существовала в 1869 году.
Семейство, которое проживало на этой ферме, была очень нелюдимым и жило довольно зажиточно. Соседи относились к ним с опаской, считали их странными людьми и общались только когда в этом возникала острая необходимость. После трагедии, сыщикам так и не удалось узнать что-либо значащее о них, в основном – только негативные отзывы от соседей.
Hinterkaifeck3.jpg
Во время тех событий на ферме Хинтеркайфек проживали:
Цецилия и Андреас Груберы
Дочь Груберов Виктория и ее двое детей: Йозеф и Цецилия
В ночь, когда произошло убийство, в дом приехала новая прислуга – М. Баумгартне. Известно, что прошлый работодатель уволил ее за скверный характер. Ее успели проинструктировать относительно рабочих обязанностей, выделили отдельную комнату. Первый день на новой работе стал для нее последним в жизни.
Исчезновение Груберов
Первым фактом, который заставил окружающих подумать, что в семье Груберов что-то произошло, стало отсутствие на занятиях в школе младшей дочери Виктории – 7-летней Цецилии. В течении 3-х дней никто не видел членов семьи Грубер, но соседи заметили, что из трубы в доме идет дым, а значит – все в порядке. Странным был и тот факт, что во дворе никого не было, но свет в окнах горел, включался и выключался.
1 апреля продавец кофе приезжает на назначенную встречу на ферму Хинтеркайфек, но ему никто не открывает двери и, так и не дождавшись хозяев, он уезжает. 2 апреля, семейство Груберов пропускает службу в местной церкви. Местный столяр в воскресный вечер замечает в лесу, который принадлежал Груберам, недалеко от фермы, свет фонарика, но когда столяр посветил ему в ответ – фонарик потух. Местный почтальон – Ф. Мейер – последний раз передал почту в руки А. Груберу 31 марта, утром. Следующие 3 дня он швырял корреспонденцию в окно на кухне, потому, что никто не открывал двери, когда он в них стучал. 3 апреля он решил заглянуть в окно и заметил, что коляска ребенка стоит на том же месте, что и 3 дня назад. После этого, он сообщил о своих подозрениях в полицию.

Найденные трупы на ферме Хинтеркайфек
С утра, 4 апреля, в Хинтеркайфек приезжает специалист по ремонту двигателей А. Хофнер чтобы починить двигатель от техники, принадлежащей Груберам. Когда он вошел во двор, то услышал лай собаки. Подождав во дворе чуть более 1 часа, Хофнер начал ремонт двигателя. Проработав во дворе более 4 часов, мастер постоянно насвистывал мелодии, издавал громкие звуки, пытаясь таким образом привлечь внимание хозяев. По окончании работ, он решил запустить двигатель для проверки и надеялся, что это услышат хозяева. Но и после этого из дома никто не вышел. После этого Хофнер докладывает герру Шлиттенбауэру, что работы по ремонту выполнены, а хозяева так и не объявились.

В обед, 4 апреля, в Хинтеркайфек приезжает Лоренц Шлиттенбауэр, захватив с собой еще 4 людей. Когда они проникают на ферму, то обнаруживают собаку привязанной в доме. Весь скот также закрыт на замок. Хозяев фермы вначале так и не удается обнаружить. Зайдя в сарай, они обнаруживают тела всех членов семьи: А. Грубера, С. Грубер, В. Грубер и ее дочки — семилетней Цецилии.
Расследование.
Место убийства выглядело крайне странно и необычно: несмотря на насильственную смерть хозяев, в доме царил порядок, следы от взлома, борьбы или кражи отсутствовали. Тогда, в 1922 году, полиция Мюнхена детального акта осмотра места происшествия не составила — все наблюдения и описания были чисто поверхностными. Было очевидно, что убийство произошло не с целью ограбления. Дело в том, что Андреас Грубер не доверял банкам и хранил все свои сбережения в усадьбе в различных тайниках (во время обыска там обнаружились даже довоенная валюта и просроченные векселя), о чём знали все местные. Сумма сбережений, размером в 1880 золотых марок, была найдена нетронутой вместе с кипой облигаций в копилке Андреаса на видном месте в комоде. Там же находилась и шкатулка с немногочисленными золотыми украшениями. В детской прямо на кровати лежал нетронутый открытый кошелёк. Тем не менее, полицией в отчётах именно ограбление было названо самой вероятной причиной убийства, потому что никто не знал, сколько именно денег хранил Андреас, поэтому полиция предположила, что какую-то часть преступник всё же забрал с собой. В тот день, 4 апреля, полиция сделала лишь беглый осмотр, потому что была почти ночь, что затрудняло поиски. Следующий осмотр начался 5 апреля около 6 часов утра.

Осмотр тел показал, что преступление произошло тогда, когда семья готовилась ко сну. Андреас был одет лишь в кальсоны и исподнюю рубашку, Цецилия-младшая — в ночную сорочку, лишь Виктория с матерью были одеты в повседневную одежду. Мария Баумгартнер тоже была в верхней одежде, рядом с её телом была найдена её нераспакованная сумка с личными вещами. Все шестеро были убиты там же, где их и нашли. Ряд кровавых брызг и человеческих следов вёл из сарая в дом на кухню, затем в комнату горничной и в детскую. Полиция, на основе следов, в дальнейшем становила, что преступник носил грубые мужские ботинки и именно он оставлял кровавые брызги при передвижении. На следующий день в усадьбу прибыли два кинолога с поисковыми собаками. Собаки нашли след преступника в доме, но возле кромки леса потеряли его, обыск местности вокруг результатов не дал. Шпиц Груберов был найден привязанным в конюшне. Он был жив, но слегка избит. Скот тоже был заперт в своём помещении — чтобы никто из них не кричал от голода, преступник там же рассыпал по всему полу корм, но навоз за ними не убирал.

Дальнейший осмотр нежилых помещений усадьбы показал, что преступник жил в Хинтеркайфеке несколько суток после убийства и, возможно, обитал там и накануне. Ему очень сыграл на руку тот факт, что вся усадьба являлась одним сплошным зданием, в котором жилые и нежилые помещения сообщались между собою, что позволяло беспрепятственно попадать из одной комнаты в другую, не выходя при этом во двор, что и объясняло, почему преступник не был замечен соседями. В северной части дома, над помещением с двигателем, который 4 апреля ремонтировал Альберт Хофнер на чердаке были найдены следы временного проживания человека: солома была примята и утрамбована, везде валялись объедки и мусор. Здесь же, пол в чердаке был частично разобран, и в конюшню свисала, привязанная тугим, крепким узлом к стропилу, толстая веревка, способная выдержать человека — злоумышленник вполне мог использовать её для быстрого доступа из чердака в сарай. Кусок такой же веревки был найден и в подсобном помещении возле амбара.

6 апреля из Нойберга в усадьбу прибыли судебный медэксперт Иоганн Баптист Аумюллер и помощник по правовым вопросам Генрих Ней, который на импровизированном операционном столе под открытым небом провели вскрытие тел. Результаты аутопсии были следующими:

Цецилия-младшая — череп был разбит накрест несколькими ударами острым, тяжёлым предметом. На шее имелось несколько поперечных, резаных ран, что вызвало обильное кровотечение. С правой стороны от носа, на щеке, имелось странное круглое ранение, оставленное неизвестным предметом, подбородок был разбит тупым твердым орудием. На шее имелись кровавые следы от детских пальчиков, оставленные, очевидно, самой Цецилией в попытке зажать кровоточащие раны на шее. В руке девочки был крепко зажат пучок вырванных волос, которые позже были установлены, как волосы Виктории. Аумюллер пришёл к выводу, что девочка какое-то время после получения ран была ещё жива и вполне могла выжить, если бы вовремя получила соответствующую помощь. Она лежала в соломе, рядом с телами своей бабушки, дедушки и матери, и рвала на себе волосы от шока.
Цецилия-старшая — череп имел множественные переломы и имел 7 ран от острого тяжёлого предмета на правой стороне.
Виктория — правая сторона лица была разбита тупым предметом, на черепе было найдено 9 крестообразных ран. На шее были обнаружены следы удушения.
Мария — на её затылке были обнаружены глубокие (4 сантиметра) следы ран от крестовых ударов. По височной части головы с правой стороны был нанесён массивный удар.
Йозеф — два сильнейших рубящих удара в височную область головы.
Андреас — правая половина лица была полностью рассечена глубоким рубящим ударом.
Поскольку тела были свалены у порога сарая, а сам проход в сарай был довольно узким, чтобы в него могли войти сразу несколько человек, то полиция пришла к выводу, что убийца каким-то образом заманил всех четверых по одному в сарай. Мария и Йозеф, как показала экспертиза, были убиты самыми последними и, возможно, в планы убийцы не входили, но, очевидно, он посчитал их лишними свидетелями. Орудием убийства какое-то время считалась кирка Андреаса, которая была найдена прислонённой к скотным яслям.
1484210045387850014.jpg

Расследование преступления возглавил 56-летний Георг Рейнгрубер. 7 апреля, согласовав свое решение с Баварским Управлением министерства внутренних дел, он отдал распоряжение об официальном опубликовании награды, которую готова была выплатить полиция за любые сведения о прошествии. Вознаграждение составляло 100 000 марок.

Коммуна Нойбург-Шробенхаузена решила проявить милосердие и похоронить убитых на собственные пожертвования. Похороны состоялись 8 апреля, отпевание и захоронение происходило на кладбище церкви «Святого Венделина». Все шестеро были захоронены в одной могиле с общим обелиском. Отпевание проводил Михаэль Хаас. На прощании все шесть гробов были закрыты, что, с одной стороны, объяснялось жуткими увечьями тел, а с другой стороны у всех шестерых черепа в процессе экспертизы были отделены для дальнейших исследований, так как судебные криминалисты в своём заключении затруднились определить орудие убийства, поскольку, по их мнению, некоторые раны (вроде разрезов на шее Цецилии) явно не были оставлены вышеупомянутой киркой Андреаса: по их мнению орудий убийств было несколько.
Дело темное и не раскрыто до сих пор!
Источник1
Источник2
Источник3
Tags: тайны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments